Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

hospicefund

Истории пациентов хосписа - Наталья Шморгунова, 53 года

Наталья Шморгунова, 53 года:

«Я – педагог-организатор. Работаю в школе, которая в 2007-м году была признана лучшей школой России. Это школа Сергея Зиновьевича Казарновского, она называется «Класс-центр». У нас три отделения – общеобразовательное, драматическое, и музыкальное. Драматическим отделением я и руковожу, а это – колоссальный отдел нашей модели. Мы все живём вместе, и если в сутках 24 часа, то мы работаем – 28. Модель Казарновского уникальна, и основной её девиз – «Человек должен быть развит со всех сторон».

Когда наши дети заканчивают девятый класс, они все получают диплом об окончании музыкальной школы, что очень важно. Потом, конечно, ЕГЭ и аттестат.

У меня есть сын, Василий. Он занимается архитектурой. Вася закончил три школы – музыкальную, общеобразовательную, и художественную. У него в арсенале два иностранных языка, и его образование я прошла с ним вместе, своими ногами. Я давал ему возможность учиться, и помогала ему.

Я невольно провожу параллели между тем местом, где я работала, и хосписом. Понимаете, Казарновский создал команду единомышленников, а только единомышленники могут заниматься любимым делом, отдавая себя целиком, без остатка. И то, что я вижу в хосписе, убеждает меня в верности этой мысли. Я выхаживала больного отца, и прошла с ним восемь больниц, я знаю, как сложно быть больным в нашей стране.

Я не спала сегодня ночью, хотя меня отпустили боли. Я всё время думала о том, как трудно этим девочкам, медсёстрам, восстанавливаться. Потому что тут такая работа, что ты не можешь забыть о ней, просто сняв халат. Они не могут снять халат и забыть всё то, что они видят здесь.

Здесь – удивительный коллектив.

Я могла бы говорить на эту тему бесконечно, но силы мои на исходе. Фразы получаются немножко рваными, но вы меня простите. Collapse )
hospicefund

история пациентки хосписа

Валентина Горина, 78 лет

«Я помню, когда я была маленькой, то два мальчика гоняли во дворе на велосипеде. Тогда на это была страшная мода. А на втором этаже у нас жила некая тётя Шура, и её племянник, Славка, говорил: «Баба Шура, мне бы вот такой велосипед нужен!». А она отвечала: «Зачем тебе этот велосипед? Это же барахло!». Тогда Славик опять начал: «Бабушка, купи мне барахла!». До сих пор я этот эпизод помню.
Фамилия моя по мужу – Горина, а родилась я с фамилией Брохес. Это фамилия моего отца, и он говорил мне, что по-еврейски эта фамилия значит – «Молитва». Отец мой родился в Вильнюсе, и не был похож на южного еврея. Голубые глаза у него были, и нос – достаточно большой. У меня средний нос, между русской мамой, и еврейским отцом.
Но мне всегда говорили, что профиль у меня очень даже ничего: всю жизнь и в техникуме, и в институте, мне говорили: «Какой у тебя профиль!» И в гости когда приходила, то мне сразу: «Валька, сразу заметили твой профиль!».
Училась я хорошо: сначала в школе, затем – в техникуме. Мы жили недалеко от Колхозной площади, и наш переулок, 1-й Коптельский, как раз на эту площадь и выходил. Там я и училась в школе: окончила семь классов, а потом пошла на сварщицу учиться. И знаете, почему? Потому что во всех техникумах пенсия была 180 рублей, а в сварочном – 285-ть рублей. А семья у нас была очень бедная, прямо словами трудно описать. Мама вечно от своей сестры, тёти Кати, приносила одежду моих сестёр двоюродных. Потом она одежду ношеную под меня подгоняла, и так я и ходила.
Техникум я окончила, и распределили меня в город Калинин, теперь – Тверь. Вот там я пробыла два с половиной года мастером сварочных работ, и в основном там я научилась материться, потому что иначе с рабочими общаться было нельзя. Мы вместе монтажом занимались, и я резиновые сапоги за два месяца снашивала, потому что всё время бегала по трассам.
Потом я вернулась в Москву. Брат мой, Владимир, к тому времени отслужил в армии, и поступил в машиностроительный институт. Он сказал мне: «Давай, Валька, поступай к нам». А там, на факультете «Сварочное производство и оборудование», преподавали учителя из техникума, который я раньше закончила. Они меня и приняли. Помню, у меня были немножко с физикой нелады, и преподаватель хотел мне «пару» поставить. А я сказала: «Поставьте мне «тройку», и вы потом удивитесь, как хорошо я буду учиться». Откуда во мне смелость такая взялась, я и не знаю.
Стала я не вечернем учится, а потом, друг брата моего, Боря Дольник, устроил меня в институт «ПРОТЯЖМАШ». И отработала там двадцать семь лет, и объездила все города СССР в порядке обмена опытом. Так что я и Россию видела, и другие города.
Замуж я вышла поздно, в сорок пять лет. Чёрт меня дёрнул замуж идти, не надо было мне туда идти. Это на меня общественное мнение давило: «Как, ты ещё не замужем?». Если бы сейчас дело было, то я бы их так отматюгала, и замуж не пошла. А так на меня все давили, как будто я виновата перед ними была.
Замуж я вышла так: я в одной комнате технологом работала, а рядом люди из Генплана сидели, и работал там такой Витька Горин, геодезист по профессии. Он отметки высот дерева отмечал волосяным пёрышком, и в этом был мастер. Collapse )